English

Казачий вестник № (150)

4 октября 2017г.


Донбассизация Каталонии или украинизация Испании?



1 октября в Каталонской автономии Испании прошел референдум о независимости. 90% из 2,2 миллионов принявших участие в голосовании жителей Каталонии высказались за независимость от Испании

Донбассизация Каталонии или украинизация Испании?

Каталония проголосовала за независимость

В результате трагических событий, разворачивавшихся на Юго-Востоке Испании в течение последних нескольких месяцев и достигших своей кульминации в воскресенье, 1 октября, в центре Европы разгорелся новый конфликт. Последствия его пока непредсказуемы. Однако уже ясно, что события в Каталонии повлияют на дальнейшую судьбу всей Европы. Самым непосредственным образом происходящее в Каталонии затрагивает и Народные Республики Донбасса.

Наблюдатели за последними событиями в Каталонии отмечают прямые параллели и неопровержимое сходство между кризисом, происходящим в Испании и теми событиями, которые имели место на Украине в 2014 году, и которые привели к развалу Украины.

На глазах изумленной публики в тихой и мирной испанской провинции, без видимых предпосылок, за короткий промежуток времени, возник острейший гражданский кризис, который угрожает дальнейшему существованию не только Испании, но и других европейских государств. И анализируя аналогичные события на Украине и на Донбассе трехлетней давности, трудно избавиться от ощущения, что кризис этот создан рукотворно.

Исторические предпосылки конфликта

Современная Испания формировалась как Империя. В течение нескольких сотен лет испанская корона объединяла под собой различные герцогства, княжества и королевства. Соответственно, не было никогда и единого испанского народа. Были осколки государств времен Реконкисты, собранные под единой короной. И все они и сегодня существуют в виде автономных регионов.

Этнически тоже никакого единства испанского народа не наблюдается. Северо-запад древней Иберии был заселен кельтами, средиземноморское побережье активно обживалось римлянами после падения Карфагена. В эпоху Великого Переселения народов Пиренейский полуостров захватили различные германские племена: свевы, вандалы, вестготы. Реконкиста – возвращение Пиренеев под власть христианских правителей из-под власти мусульман-мавров – длилась около 750 лет. Соответственно сроки проживания христианского населения в разных провинциях отличаются на сотни лет.

Все население Пиренейского полуострова в результате романизировалось, кроме упрямых басков, но в силу совершенно разной предыстории разных частей Испании эта романизация проходила по-разному. В результате Каталонский язык сильно отличается от испанского и французского, а в Андалузии, которая еще в XV веке была мусульманской, вообще диалект сильно приправлен арабизмами. Весь этот винегрет был объединен единой короной. Как только корона зашаталась, начались центробежные движения.

Если рассмотреть карту гражданской войны, бушевавшей в Испании в 30-х годах ХХ века то видно, что кроме Мадрида республиканцы закрепились на территориях, которые и сейчас пользуются расширенной автономией: Страна Басков, Андалузия, Каталония. А мятеж за единую, неделимую, королевскую Испанию произошел как раз из Кастилии – ядра объединения пиренейских королевств при Реконкисте. Удержать Испанию в единых границах удалось только в режиме жесткой диктатуры Франко.

В те времена это было возможно, потому что почти во всех государствах Европы (кроме разве что Великобритании и Франции) тогда были такие же жесткие режимы. Сегодня повторение такой тактики в стране Евросоюза просто немыслимо.

Во времена Франко каталонский диалект испанского языка был запрещен, а автономия Каталонии упразднена. Только в 1979 году Каталония снова получает автономию, а каталанский язык становится официальным языком провинции. Причем на законодательном уровне он был признан единственным «историческим языком», со всеми вытекающими последствиями этого решения для испанского языка. С этого момента начинается победная поступь каталанского наречия великоиспанского языка на территории провинции. Он захватил школы и вузы Каталонии и стал тем «обиженным», права которого решили защищать местные «патриоты».

Разговоры о независимости Каталонии начались в конце 2000-х – начале 2010-х. Однако дальше разговоров дело не шло. Хотя проводимые опросы показывали практически однозначную поддержку идеи независимости. В 2014 году в Каталонии местные элиты попытались поднять речь о референдуме, однако тогда центральным властям удалось их отговорить от этой идеи. Без какой-либо реакции в обществе.

После этого поддержка идеи независимости даже упала. Еще в середине августа все было мирно и тихо, и, казалось, повторяется история с референдумом в Шотландии, спущенным на тормозах шотландскими же элитами.

На фоне соцопросов, показывающих, что большинство каталонцев в целом против независимости, шли переговоры центрального правительства с местными элитами, которые, как они считали, хотели просто в очередной раз поторговаться. Однако в конце августа депутаты партий «Вместе за» и «Вместе за народное единство» внесли в парламент Каталонии законопроект, который представлял из себя фактически «дорожную карту» по выходу Каталонии из состава Испании. 8 сентября парламент провинции принял этот законопроект и назначил дату проведения референдума на 1 октября 2017 года.

С тех пор и каталонские, и испанские власти словно нанявшись, принялись нагнетать обстановку и подливали масла в огонь. Точно так же как нагнеталась на Украине ситуация с подписанием ассоциации с ЕС. Роль катализатора в конфликте сыграли попытки испанских властей противодействовать проведению референдума.

Когда словесные запреты и попытки изъятия бюллетеней и урн для голосования не помогли, испанское правительство прислало в Каталонию около 10 тысяч полицейских и национальных гвардейцев. Их целью был обозначен захват мест для голосования и недопущение проведения референдума.

В Каталонском обществе это вызвало бурю возмущения. Даже те, кто изначально не собирались голосовать за отделение, сочли своим долгом выйти на защиту своего права проголосовать «за» или «против». В результате, прибывшие в провинции силы полиции столкнулись с массовыми акциями гражданского противодействия и неповиновения.

Без сомнения, негативную роль в расколе испанского общества сыграли испанские правые патриоты. Провожая силы полиции на «усмирение» каталонских сепаратистов, вскидывая руки в нацистском приветствии, они распевали гимн времен диктатуры Франко. При этом яростно напутствовали полицейских «показать этим сепаратюгам». То есть, именно испанские «патриоты» откопали топор забытой гражданской войны, раны которой, казалось, испанскому обществу удалось заживить навсегда. И начали этим топором угрожать каталонцам.

Голосование во время бойни

Каталонцы приняли прибывших их усмирять полицейских весьма недружелюбно. Жители некоторых сел организовали на лесных дорогах завалы из деревьев, в городах дороги перекрывались транспортом и баррикадами из мусорных баков.

В Туртозе, на юге Каталонии, испанским полицейским, пришедшим изымать урны, выдали фальшивые урны, набитые бумажками с надписью «Кто прочел, тот дурак». Попытки полицейских сил взять под контроль места, где проводилось голосование, наткнулись на сопротивление занявших их каталонцев. Испанские полицейские приступили к разгону протестующих и освобождению помещений, причем, поистине силовым способом – нещадно избивая и сбрасывая с лестниц противостоящих им гражданских лиц, невзирая на пол и на возраст.

Мировые СМИ оказались заполнены видеокадрами жестокой полицейской расправы над мирными жителями, избиения женщин, окровавленных стариков. Мир облетело видео, на котором полицейские ломают молодой женщине по одному все пальцы на руке. Против голосовавших в Барселоне были применены резиновые пули. Словно в сводках с фронта каждый час увеличивалось в сообщениях с мест количество пострадавших от полицейского произвола, под конец голосования достигнув 850 человек. И это, по-видимому, не окончательная цифра.

Каталонцы ответили на репрессии массовой явкой и более чем однозначным результатом голосования. Девять из десяти высказались за отделение от Испании.

Местная полиция отказалась подчиняться центральному правительству и в некоторых случаях вступила в борьбу с прибывшими полицейскими для защиты своих земляков. Пожарные Каталонии влились в ряды протестующих, и также вступили в противостояние с испанскими силами правопорядка.

Кадры полицейской расправы вызвали неоднозначную реакцию и в испанском обществе. Либерально настроенные испанцы при виде крови, пролитой полицией, осудили действия правительства. Писатель Артуро Перез-Реверте, один из блестящих интеллектуалов Испании, уверенный сторонник единства страны написал в Твиттере: «Горькая роль, опасная ловушка, в которую отправил сегодня Мариано Рахой 10000 испанских полицейских и гвардейцев – непростительны».

Комментарии к видео на Ютубе свидетельствуют о глубоком расколе в испанском обществе, так знакомом жителям Украины. Премьер Испании Рахой отметился заявлением, что референдума просто не было, а происходящее в Каталонии не более чем сценическое действо.

И уже под конец дня стало известно, что замглавы Европарламента депутат из Австрии Ульрике Луначек признала референдум в Каталонии законным: «В принципе референдум является законным, но, как показал пример Шотландии, он должен проходить по согласованию с Мадридом. Я осуждаю применение резиновых пуль и дубинок испанскими силовыми структурами». Она также призвала Еврокомиссию стать посредником между центральным правительством Испании и каталонским региональным правительством. «Нельзя допустить, чтобы в XXI веке референдум о независимости перерос в состояние, близкое к гражданской войне», – отметила Луначек.

Что дальше?

А вот об этом-то, как кажется, никто серьезно и не задумывался. Одним из главных доводов за отделение от Испании явилось то, что Каталония является регионом-донором. На долю автономии приходится 19% испанского ВВП, при этом доход на душу населения – 28600 евро, четвертое место в стране после Мадрида, Страны басков и Наварры. В Каталонию поступают 14% от всех инвестиций в страну, правда, она сильно уступает по этому показателю Мадриду, который получает 64% инвестиций.

Казалось бы «Хватит кормить остальную Испанию!» хороший лозунг, учитывая нарастающие проблемы в испанской экономике. Однако правительство Каталонии не упоминает другие цифры. Почти 30% всех денег, выделенных государством на спасение экономики в условиях кризиса, пришлось именно на Каталонию. Общая сумма – 67,4 миллиарда евро.

Большой проблемой остается долг – более 35% ВВП автономного сообщества. В 2007 году долг составлял 15,8 миллиарда, за 10 лет он вырос на 378%, достигнув в первом квартале нынешнего года 75,4 миллиарда евро.

Однако, в случае выхода из состава Испании, непонятно, получит ли Каталония место в Евросоюзе, а значит, сохранит ли доходы. Испанские власти предупреждают: в случае объявления независимости Каталония может потерять до 30% своего ВВП, экспорт резко упадет, а безработица грозит удвоиться.

В случае выхода из состава Испании и цивилизованного развода Каталонии придется взять на себя и пропорциональную часть общегосударственного долга. Экономический эффект от отделения довольно сомнителен. По видимому, затем и понадобились кому-то провокации, благодаря которым каталонцы теперь твердо убеждены, что с Испанией им не по пути.

Кому выгодно?

Кому на самом деле понадобилось отделение Каталонии от Испании, на данный момент не понятно. И остается только гадать. Понятно, что не выгодно это Испании. Если отделение Каталонии пройдет успешно, можно смело предполагать, что следующим на выход из ее состава выстроится страна Басков, на которую приходится 35% ВВП.

Впрочем, перспектива раздробления крупных государств Европы вполне соответствует недавнему заявлению президента Франции Макрона о том, что время национальных демократий прошло. Европейской бюрократии и стоящим за ней силам выгодно преобразовать Европу в централизованное сообщество мелких и недееспособных анклавов, объединенных под своей властью. Крупные государства, правительства которых стараются соблюдать национальные интересы, нередко занимают позицию, отличную от позиции ЕС по многим вопросам. Кроме того, будущая единая Европа видится ее архитекторам как территория без национальных границ и без явно обозначенных интересов национальных групп. Поэтому, чем таких групп будет больше – тем лучше.

Принцип «разделяй и властвуй» доказал свою действенность за тысячелетия. Мелкие государственные образования не будут иметь сил для сопротивления европейскому диктату. В то же время гипотетическое признание Каталонского референдума остро ставит вопрос о правомочности референдумов в Крыму и на Донбассе.

Причем, в отличие от ситуации в Испании, референдумы на территории Украины происходили после госпереворота, разрушившего конституционные основы существовавшего государства, фактически, в условиях отсутствия государства.

Если каталонский референдум послужит прецедентом, то первым кандидатом на расчленение посредством выхода отдельных территорий станет как раз Украина.

Также в этом случае у мирового сообщества не будет основания для непризнания референдума, прошедшего в прошлые выходные в Иракском Курдистане. Признание же независимого Курдистана способно разжечь с новой силой конфликт на территории Ближнего Востока с участием Сирии, Турции, Ирана и Ирака. Это неизбежно приведет к новому многомиллионному притоку беженцев в Европу.

Именно поэтому внимание всей Европы приковано к событиям на Юго-Востоке Испании и к тому, какую позицию по отношению к событиям займут европейские страны и общеевропейские структуры. Если никакой явной реакции не последует, то каталонцам придется воспринять печальный опыт Донбасса, о том, что независимость добывается не на референдумах, а в окопах. И это может погрузить благополучную, до недавних времен, Испанию в пучину новой гражданской войны.

Глядя на зигующих на площадях Мадрида франкистов трудно заставить себя не думать о том, что именно гражданская война в Испании 80 лет тому назад стала прелюдией Второй Мировой войны. И о том, что и на Востоке, и на Западе Европы нерешенные национальные вопросы прошедшей войны в настоящий момент снова подняты в политическую плоскость и уже стали основой для кровавого противостояния.



Всё это и ещё многое, можно прочесть в нашей газете!



НАЗАД
Коротко о нас
ОСНОВАТЕЛЕМ НАШИМ БЫЛ СПРАВЕДЛИВЫЙ ЧЕЛОВЕК

Казачья медиа-группа, включающая в себя «Казачье Радио», газету «Казачий вестник» и телеканал «Новый канал Новороссии», была основана командиром Шестого отдельного мотострелкового Казачьего полка им. М.Платова. И имя основателю – Павел Леонидович Дремов. Основана группа была жарким военным летом 2014 года, а точнее, в августе того года, когда мы, как и весь Донбасс, жили и работали в тяжелых и опасных для жизни условиях. После трагического ухода из жизни нашего основателя в декабре 2015 года, было принято решение не закрывать группу и продолжать его правое дело. На данный момент медиа-группа находится на стадии активного развития и день ото дня, наша команда делает все, что бы увековечить память этого замечательного человека, его поступки и неоценимый вклад в создание и развитие Луганской Народной Республики.


РЕКЛАМНАЯ СЛУЖБА:
+38 066 780 36 07


Яндекс.Метрика
V