English

Казачий вестник № (159)

6 декабря 2017г.


Беспредел Киева



22 ноября ВСУ и нацбаты в нарушение всех договоренностей Минского формата заняли поселки Гладосово и Травневое, располагающиеся в так называемой серой зоне на Горловском направлении ДНР. Киевские силовики обосновали там укрепрайоны и стали перебрасывать на новые позиции тяжелое вооружение и технику. Местные жители вынуждены покидать свои жилища и искать спасения в близлежащем поселке, подконтрольном ДНР. А пока украинские каратели занимали оставленные дома, мониторинговая миссия ОБСЕ продолжала в упор не видеть фактов нарушений со стороны Киева. Что происходит на Горловском направлении, о чем думают люди, и почему «ползучее» наступление не было остановлено – журналист «Казачьего Вестника» побывал на месте событий

Беспредел Киева

Эвакуация на велосипедах

Первая мысль, которая приходит в голову на линии разграничения – «это настоящая эвакуация». Жители Гладосово и Травневого, которые пересекают блокпост ВС ДНР, отрицают такое предположение – им не хочется чувствовать себя беженцами, но ситуация выглядит именно так. Никто из тех, кто спасается из захваченных ВСУ и нацбатами населенных пунктов, не знает, в какой именно момент Украина перекроет единственную дорогу, связывающую два поселка с пгт Гольмовский, находящимся под контролем ДНР – теперь это единственный их путь. У кого-то в Гольмовском родственники, у кого-то друзья, способные и готовые принять, но добраться до них – проблема.

От Травневого до блокпоста ДНР не более километра. Невооруженным глазом видны как на ладони улицы поселка и дома. Но даже это расстояние преодолеть крайне сложно – по заледенелой дороге люди вынуждены передвигаться пешком. Кто-то катит личные вещи на велосипеде, кто-то везет нагруженную доверху тележку. Одному мужчине удалось вырваться на старом мотоцикле без коляски – это самое габаритное транспортное средство, которое пропустили киевские силовики. На машине выехать по дороге на Гольмовский можно даже не пытаться. «Разворачивают, отправляют на Майорск. Мол, нужно официально», – говорят люди, добавляя, что при этом гарантий того, что на КПВВ их пропустят, нет никаких. Как минимум – по причине отсутствия пропусков. До 22 ноября и Гладосово, и Травневое входили в такую называемую серую, демилитаризованную зону – ни ВСУ с нацбатами, ни Вооруженных Сил ДНР там не было. Каждый день десятки людей без малейших препятствий перемещались между поселками. Теперь в самих населенных пунктах тотальный контроль за жителями, а Гольмовский и вовсе отделен от них линией фронта, чертой, которой и по сей день там быть не должно. «Никто не знает, когда это закончится, – со слезами на глазах рассказывает жительница Гладосово. Совсем недавно ее дочь вынуждена была перебраться в Гольмовский – ее дом был разрушен. Теперь в том, что осталось от жилья, разместились украинские боевики, а женщина и сама вынуждена бежать. – Не знаем, когда они скажут, что все, закрыта дорога. Сейчас за дочерью. Пытаюсь вывезти самое ценное».

Увидев камеру, Любовь просит не снимать ее и не показывать – хотя бы какое-то время. За несколько дней она надеется успеть вывезти как можно больше нажитого имущества. Слухи о мародерстве со стороны киевских силовиков и факты самовольного занятия чужих домов люди подтверждают: «Хозяева уходят, а они сразу заходят. Кто что не успел вывезти – все. В самих поселках ведут списки – кто выехал, кто въехал. Ну, вот, пытаюсь успеть…». И таких людей десятки. Это действительно – эвакуация.

В ожидании войны

Мы общаемся с жителями занятых киевскими силовиками поселков, расспрашиваем о том, что происходит в Гладосово и Травневом, когда нашу беседу прерывают бойцы ВС ДНР. За считанные мгновения они занимают позиции, начинают всматриваться в заснеженную даль. Спустя несколько секунд уже и до нас из морозной тишины отчетливо доносятся звуки работающей техники. Чуть позднее пулеметчик – юноша лет двадцати – показывает нам направление, где враг разместил БТР. С передового окопа на блокпосте даже без бинокля видно двухэтажное здание в Травневом. Из-за него в любой момент может начаться обстрел. Украина, как всегда, использует мирных жителей занятых населенных пунктов как живой щит – гарантию того, что по ним не будет открыт ответный огонь. Именно по этой причине ВСУ с нацбатами и удалось захватить Гладосово и Травневое.

Поселки киевские силовики заняли на рассвете. Утром люди проснулись уже под украинским флагом, среди оборудованных укрепрайонов. На Гладосово и Травневом – около полутысячи всушников и нацбатовцев. Среди них есть несколько снайперов, которые вооружены крупнокалиберными винтовками «Баррет». Это американское оружие, дальность стрельбы – до двух километров. Здесь же позиция для них и вовсе идеальная: между поселками равнинное поле, и сейчас, зимой, каждый человек как на ладони. «Лучше особо не высовываться. В любой момент могут открыть огонь, – рассказывает наш проводник Андрей. – Стреляют и ночью, и днем. Без разницы, кто в прицеле. Недавно, пока еще машины ездили, мирный чуть не погиб. Сначала на дороге – только проехал, и сразу же мина упала, а потом вдогонку – уже перед блокпостом». Хвостовик одной из мин показывают и нам. Он зашел глубоко в асфальт – просто так его не достать. Осколками посекло все вокруг, все – в черной гари, даже снег – и тот обгорел.

О том, что будет дальше, бойцы не берутся даже гадать – еще недавно здесь и подумать не могли, что Киев решится на столь грубое и открытое нарушение достигнутых договоренностей, и при этом даже не будет пытаться скрыть это, выставив занятие серой зоны как «победу». Но в одном военнослужащие сходятся во мнении – готовыми нужно быть ко всему. И они готовы.

«Никого не убили – все нормально»

В Гольмовском – куда вынуждены были бежать люди – немногим спокойнее. С 2014 года населенный пункт под постоянным прицелом киевских карателей. Каждую ночь здесь новые «прилеты», и все по домам мирных жителей – больше тут целиться некуда. Проезжая улицами поселка, невольно обращаешь внимание: почти на каждом заборе следы войны. Где-то едва заметные, где-то явные, а где-то восстанавливать уже попросту нечего. Недавно под обстрелом оказался частный дом – из миномета били прицельно, с корректировкой. Первый снаряд прошил ворота и образовал воронку на дороге, побив осколками заборы по обе стороны, второй упал прямо во двор. С третьего раза украинские каратели добились своего – мина легла прямо на дом. По счастливой случайности никто из всей семьи, в тот момент спавшей, не погиб и не пострадал – снаряд не зацепил основную часть, весь удар взяла на себя пристройка, о которой теперь напоминает только груда кирпичей, присыпанных снегом. «Не знаю, сколько это длилось, – вспоминает хозяйка. – Соседи говорят, что пару минут. А как по мне – так целую вечность. Они за это ответят? Окон нет, отопления нет, дом побит. Что дальше?».

В Республике семье помогли, помогли и соседи. Залатали ворота, восстановили забор, убрали завалы и затянули окна. Можно было бы и восстановить – но в завтрашнем дне здесь не уверен никто. При этом, паники нет. Еще один прилет был незадолго до нашего приезда в Гольмовский – снаряд упал за рынком. И тоже чудом никто не пострадал. Женщина, встреченная нами, рассказывает о произошедшем, при этом на вопрос о том, как обстановка, спокойно говорит, что все нормально. «Обстрелы не часто?» – уточняем мы, и она отрицательно качает головой. «Постоянно. Но мы привыкли. Они начинают стрелять – мы бежим в подвал, сидим там. Заканчивают стрелять – выбираемся». Мы уже закончили беседовать и уходили, когда она вдруг добавила: «У нас так: никого не убили – все нормально. А если и раненых нет – то вообще хорошо».

Неподтвержденная война

На блокпост ВС ДНР мы прибываем не одни. Перед нами – колонна миссии ОБСЕ. Уже который день они доезжают до линии разграничения, стоят несколько часов и уезжают обратно. Комментировать происходящее они не хотят – главный группы и переводчик, едва увидев прессу, удаляются, объясняя это тем, что заняты разрешением срочных вопросов. Ситуацию проясняют для нас представители СЦКК. По их словам, ОБСЕ пока не удается попасть ни в Гладосово, ни в Травневое – украинская сторона не дает на это разрешения. Накануне нашего визита, вечером 29 ноября, Киев все же одобрил визит миссии, однако уже утром следующего дня, в ходе уточнения деталей, переговоры снова вернулись к начальному этапу. Визита международных наблюдателей в захваченные поселки ВСУ и нацбаты не хотят.

В то же время миссия ОБСЕ – последняя надежда для тех, кому эвакуироваться попросту некуда. По словам людей, пересекающих линию разграничения, в Гладосово и Травневом назревает настоящая гуманитарная катастрофа: продуктов питания – нет, предметов первой и острой необходимости – нет, гуманитарная помощь, которую обещали киевские силовики, так и не пришла. После этого людям и вовсе сказали забыть о ней. В иерархии ценностей, выстроенной военным положением, это главное. Люди говорят – сначала нужно выжить, а потом уже все остальное. Следующими пунктами идет мародерство, агрессия в отношении мирных жителей и другие преступления киевского режима в захваченных населенных пунктах демилитаризованной зоны.

Одна из женщин, возвращающаяся в Гладосово, останавливается у головы колонны миссии ОБСЕ, призывая их следовать за ней. «Давайте, с нами, поехали!» – кричит она наблюдателем и взмахивает рукой. Но в ответ ей – тишина. Ни рассказы жителей Гладосово и Травневого, ни кадры присутствия ВСУ и нацбатов в населенных пунктах, ни даже сам факт эвакуации людей для ОБСЕ еще ничего не значит. Присутствие киевских силовиков будет подтверждено только после того, как группа окажется непосредственно на месте, подтверждено или опровергнуто. Но до того момента утверждать что-либо сотрудники миссии не берутся. Как и предсказывали бойцы, не проходит и нескольких часов – сотрудники миссии в одну минуту сворачиваются и уезжают. Достичь договоренности с занявшими Гладосово и Травневое украинскими карателями снова не удалось. Люди, в этот момент пересекающие блокпост, не удивлены, даже ничего не говорят – спокойно катят свои велосипеды вслед за колонной. День еще долгий, и им нужно успеть сделать хотя бы несколько ходок, чтобы вывезти в Гольмовский как можно больше своих вещей, которые копились непосильным трудом десятилетиями. В одно мгновение на позиции становится тихо и пустынно – остаемся только мы и бойцы ВС ДНР. Впереди серой зоны больше нет – там враг, и если он двинется дальше, то прямо на защитников Республики. «Мы готовы, – говорит боец. – Будем стоять – ни шагу назад».

Когда материал готовился в печать, пришло сообщение о том, что в населенных пунктах Гладосово и Травневое за неделю погибли 17 военных ВСУ, еще 11 получили ранения в результате перестрелок между собой, заявил заместитель командующего оперативным командованием ДНР Эдуард Басурин: «Мы продолжаем следить за ситуацией в населенных пунктах Гладосово и Металлист (Травневое). Так, наши военнослужащие в течение двух суток фиксируют перестрелки между поселками. В основном огонь ведут из поселка Гладосово по Металлисту». Басурин добавил, что, по данным ДНР, при разборках между украинскими силовиками погибло еще двое военных. Причинами потерь он назвал «внутренние противоречия» в ВСУ, армия ДНР, по его словам, не пытается вмешиваться.

Поделиться:



Всё это и ещё многое, можно прочесть в нашей газете!



НАЗАД
Коротко о нас
ОСНОВАТЕЛЕМ НАШИМ БЫЛ СПРАВЕДЛИВЫЙ ЧЕЛОВЕК

Казачья медиа-группа, включающая в себя «Казачье Радио», газету «Казачий вестник» и телеканал «Новый канал Новороссии», была основана командиром Шестого отдельного мотострелкового Казачьего полка им. М.Платова. И имя основателю – Павел Леонидович Дремов. Основана группа была жарким военным летом 2014 года, а точнее, в августе того года, когда мы, как и весь Донбасс, жили и работали в тяжелых и опасных для жизни условиях. После трагического ухода из жизни нашего основателя в декабре 2015 года, было принято решение не закрывать группу и продолжать его правое дело. На данный момент медиа-группа находится на стадии активного развития и день ото дня, наша команда делает все, что бы увековечить память этого замечательного человека, его поступки и неоценимый вклад в создание и развитие Луганской Народной Республики.

Целью проекта является создание консолидированной медиа-структуры, осуществляющей свою деятельность во всех медиа-средах (телевидение-интернет, радио и печать) направленной на отражение событий в Новороссии, России и мире и их осмысление через призму основных идеологических и духовных установок казачества: православие, русская имперскость (в традиционном и современном разрезах), служение Родине, стремление к свободе, справедливости и братству в большом и малом. Заявленная цель обращена ко всем и каждому, кто будет участвовать в этом проекте, пользуясь известной православной формулой – «разномыслие в частностях и единомыслие в главном». Основной идейный посыл, который кратко, но емко, сформулирован в строках известной казачьей песни – «…будет Правда на земле – будет и Свобода…». Группа должна занять место посредника по линии общество-власть и обратно, участвуя в формировании общественного мнения и его консолидации, влияя, таким образом, на власть и принимаемые ею решения, составляя существенный элемент в конструкции развивающегося гражданского общества. Медиа-группа должна осуществлять свою деятельность в вышеуказанном русле, в широком дискуссионном поле, с привлечением максимального количества участников, разделяющих ее базовые принципы. Охват территории деятельности, своего рода ее эфирный «ареал обитания», ЛНР, шире – Новороссия, Россия и заинтересованные лица за их пределами. Уровень коммерциализации определяется как возможная минимизация издержек на ее создание и функционирование. Извлечение прибыли не является целью создания группы.


РЕКЛАМНАЯ СЛУЖБА:
+38 066 780 36 07


Яндекс.Метрика