English

Казачий вестник № (207)

7 ноября 2018г.


Донские казаки: на охране южных рубежей России


Эдуард ПОПОВ


Тема 2. О происхождении донских казаков (продолжение)

Донские казаки: на охране южных рубежей России

В нашем прошлом материале мы остановились на сильных и слабых сторонах автохтонной теории (теории местного происхождения донских казаков). Напомню читателю, что современный донской археолог Александр Смоляк обнаружил в городке Раздоры (первая столица Войска Донского) артефакты русского присутствия, продлевающих историю донского казачества на 200-300 лет. Иными словами непрерывное присутствие русского населения в Раздорах подтверждается археологическими находками с середины 14-го или даже с середины 13-го веков. Продолжаем рассмотрение сильных сторон теории:
+ Теория позволяет объяснить, куда «девались» остатки старожильческого населения Дона (Раздорского городка, многочисленных городков по Червленому Яру (о нем подробнее будет рассказано ниже) и пр.);  
+ Объясняет преемственность русского населения Дона домонгольского периода и времен Золотой орды (бродники, русское служилое население Червленого Яра), чье присутствие подтверждается письменными источниками и археологическим материалом;
+ Автохтонная теория объясняет массу материала, доказывающего не славянские (прежде всего татарские) корни ранних казачьих общин Нижнего Дона. То есть, исходит из того, что автохтонами (местными по происхождению) могут быть как славяне (русские), так и не славянские народы;  
+ Объясняет, почему казаки Дона изначально демонстрировали высокий уровень боеспособности, поскольку первоначальными насельниками казачьего Дона были представители русских воинских сословий и/или степняки, у которых, как известно, воином был любой взрослый мужчина.

Вместе с тем у данной теории, как и у любой иной, имеются свои слабые места: 
- Достоверно установлена миграция на Дон воинских сословий Русского государства и удельных княжеств (рязанские и мещерские городовые казаки, севрюки, запорожские казаки) (о теме миграций из Московского государства и других русских княжеств мы поговорим ниже), которые выступили, как минимум, в роли одного из возможных предков донских казаков;  
- На более позднем этапе (XVII – начало XVII века) установлена колонизация Дона (особенно верховий и притоков реки (Хопер, Бузулук, Медведица, а также Северский Донец) русскими крестьянами, а также и староверами, бежавшими из русских областей. Со временем пришлые казаки растворили (ассимилировали) «старых» казаков; 
- О своем происхождении от беглых русских крестьян говорит историческая память верховых казаков и, особенно, хоперских казаков, в рассказах которых фиксируется смутное или даже отчетливое воспоминание о происхождении их предков от неких беглых русских людей. Варианты называются разные: и некие добровольные переселенцы, промышлявшие охотой на зверя в донских степях, но также крестьяне, бежавшие от крепостной неволи. Правда со временем казаки-верховцы, чтобы «облагородить» свое происхождение, «поменяли» собственное происхождение и всячески подчеркивали свое нерусское происхождение, что и зафиксировано М.А. Шолоховым в «Тихом Доне».
Подведем общие выводы:
  • Автохтонная теория (точнее, ее разновидности) выглядит более верной. Но: следует принять факт, что Старожильческое население Дона (русские, татары и др.) выступило в роли ядра, на которое впоследствии наложились группы пришлых «новых» казаков из России и других мест.
Политическая и этническая ситуация в Диком поле после распада Большой орды: исторический экскурс
Термин «казак», напомню, впервые зафиксирован донским историком В.Н. Королевым в «Сокровенном сказании» монголов (1240). Напомню, в этом документе он означал людей, ставших изгоями и жившими вне привычной родовой системы. То есть фактически отщепенцев, беглых или изгнанных преступников. В русских же источниках он впервые упоминается в 1444 году и обозначает нечто совершенно противоположное по социальной сути.

Сообщу читателю некоторые общие сведения исторического характера, относящиеся к региону между Доном и Волгой последних десятилетий XV – первой половины XVI века и взаимоотношений Московского княжества и татарских ханств.

Как известно в 1480 году состоялось знаменитое «стояние на реке Угре», которое, по мнению большинства советских и российских историков, положило конец монголо-татарскому игу (ряд историков оспаривает корректность этого термина, но мы не будем вдаваться в дискуссию по этому вопросу). В октябре 1480 года хан, так называемой, Большой орды (образовалась в 40-е годы XV века после распада Золотой орды и образования независимых Казанского и Крымского ханств и Ногайской орды) Ахмат, считавший себя наследником Золотой орды, а русских князей – своими данниками, двинулся походом на Москву, мобилизовав все военные силы своего государства. На берегах Угры, притока Оки, его встретили войска московского князя. Тактика воевод Ивана III Васильевича заключалась в том, чтобы не дать татарским войскам переправиться на свой берег Угры. Войска московского князя были растянуты на 60 верст и постоянно маневрировали, не позволяя татарам переправиться через реку. Наступление холодов, которые сковали бы реку и позволили бы войскам Ахмата переправиться через реку, заставили московского князя изменить тактику. Великий князь Московский и Всея Руси Иван III Васильевич, вероятно, самый гениальный русский правитель, не любил статику, неподвижность, и постоянно искал новые способы для изменения ситуации в лучшую для себя сторону. Узнав, что хан Ахмат, стремясь добиться численного преимущества, максимально мобилизовал Большую Орду, так что на ее территории не оставалось значительных резервов войск, Иван III выделил небольшой, но боеспособный отряд, под командованием звенигородского воеводы, князя Василия Ноздреватого, который должен был на челнах спуститься по Оке, затем по Волге до ее низовий и совершить опустошительную диверсию во владениях хана Ахмата. В этой экспедиции принимал участие и крымский царевич Нур-Девлет. Благодаря искусной дипломатии Ивана III Васильевича крымские татары Менгли-Гирея были союзниками Москвы и постоянно тревожили набегами и походами врагов ее князя: Великое княжество Литовское, Большую орду и Казанское ханство. Так случилось и в этот раз. Узнав о рейде московской рати и крымской конницы по тылам беззащитной Большой орды, а также о готовящемся вторжении Ногайской орды (вероятно, и здесь не обошлось без искусной дипломатии Ивана III Васильевича), Ахмат был вынужден снять войска и уйти в степь. Русские войска на Угре, между тем, снимались с места и стягивались в единый кулак, готовясь дать бой татарам Ахмата. Однако нового Куликова поля не получилось: без всякого сражения татары ушли сами. Искусный дипломат Иван III Васильевич выиграл не сражение, а войну. Точнее, покончил с 240-летней зависимостью Руси/России от улуса Джучи (Золотой орды и его наследницы Большой орды).

Уйдя с берегов Угры, хан Ахмат 6 января следующего, 1481 года был убит в результате внезапного нападения тюменского хана Ибака (вероятно, совершенного по предварительному согласованию с Иваном III Васильевичем. В Большой Орде началась междоусобица. Сыновья Ахмата боролись между собой. Наиболее упорным оказался Шейх-Ахмед, который победил в борьбе и правил до 1502 года, который и считается последним годом существования Большой орды. Территория между владениями Гиреев (крымских ханов – потомков Менгли-Гирея) и Ногайской ордой являла собой огромную нейтральную территорию, ничью землю, Дикое поле. «Политический вакуум, – пишет современный историк А.А. Шенников, – существовавший там в течение первой половины XVI в. после разгрома войска Шейх-Ахмеда, был весьма удобен для развития паразитического бродяжничества и разбойничества». Дон становится удобным и надежным пристанищем для разного рода бродяг и разбойников, живущих грабежами и набегами. А также направлением колонизации для «воинских людей» из русского государства, ищущих воли и стремящихся подальше уйти от тяжелой руки Ивана III Васильевича. Дон начинает превращаться в землю донских казаков.

Первые упоминания казаков в русских и восточных (османских и татарских) источниках
В 1444 году в русских летописных источниках впервые упоминаются казаки. В этом году рязанские городовые казаки в союзе с московским войском и мордвой разбили татар «царевича» (то есть принца из рода чингизидов) Мустафы у реки Листань. В 1445 г. впервые упомянуты черкасы (запорожские казаки), которые под предводительством татарских «царевичей» шли грабить русские города, и были разбиты.

  • В первые годы и десятилетия следующего, XVI столетия упоминания о казаках становятся все более многочисленными. К этому же периоду относятся и первые упоминания о донских казаках.
В 1502 году великий князь Московский и Всея Руси Иван III Васильевич пишет своей сестре Аграфене (вдове, матери, а впоследствии бабке рязанского князя, фактически регентше Великого княжества Рязанского) знаменитое письмо, которое часто цитируют историки, занимающиеся историей раннего донского казачества. В этом письме, больше похожем на приказ, Иван III Васильевич требует от рязанской правительницы запретить рязанским казакам уходить «самодурью в молодчество на Дон». Нарушителям полагается казнь. Именно Великое княжество Рязанское владело верховьями Дона, и рязанские городовые казаки были частыми гостями на Дону, где располагались их временные посты.

В 1515 году диздар (комендант) Азова (принадлежал Крымскому ханству) Бурган жалуется Василию III, сыну и наследнику Ивана III Васильевича, на мещерских казаков, пленивших трех местных жителей под самой крепостью. Уже в это время рязанские и мещерские казаки чувствуют себя хозяевами на Дону. В исторической литературе распространено мнение, согласно которому мещерские казаки или тождественны рязанским, или являются близкой к ним группой.

Сделаем паузу и поговорим о загадочных городовых казаках и их отношению к казакам вольным. И те, и другие на рубеже XV – XVI веков восприняли самоназвание – казаки. И действительно, в разное время трактовка термина-самоназвания – «казак» была различной. Как пишет современный историк, «Сам термин имеет как социальную, так и этническую природу и содержательную нагрузку».

Как явствуют многочисленные источники тех лет, русские и восточные, казаки были двух видов: служилые (то есть, находящиеся на службе государю) и вольные. Последних некоторые историки считают самостоятельными этносоциальными (то есть имеющими одновременно и племенные (этнические) и социальные (общественные) черты военно-демократическими сообществами, впоследствии развившимися в субэтническую группу (субэтнос – подразделение, часть какого-либо народа (этноса) со своей территорией проживания. Таковых в середине – второй половине XVI века было несколько: донские казаки (некоторые историки отдельно называют нижне- и верхнее донских), терские или гребенские, запорожские (или черкасы), яицкие казаки. Иногда называют и волжских казаков, которые, впрочем, имели тесную связь с донскими или являлись их колонией.

К этим вольным (или, по официальной русской терминологии того времени, «воровским») казакам применимо первоначальное определение термина, зафиксированного в «Сокровенном сказании» монголов В.Н. Королевым. Где, я напомню читателю, казак означал изгоя, живущего вне рода-племени. Совсем иное явление – служилые или государственные казаки. О них речь пойдет в нашем следующем материале.

Поделиться:



Всё это и ещё многое, можно прочесть в нашей газете!



НАЗАД
Коротко о нас
ОСНОВАТЕЛЕМ НАШИМ БЫЛ СПРАВЕДЛИВЫЙ ЧЕЛОВЕК

Казачья медиа-группа, включающая в себя «Казачье Радио», газету «Казачий вестник» и телеканал «Новый канал Новороссии», была основана командиром Шестого отдельного мотострелкового Казачьего полка им. М.Платова. И имя основателю – Павел Леонидович Дремов. Основана группа была жарким военным летом 2014 года, а точнее, в августе того года, когда мы, как и весь Донбасс, жили и работали в тяжелых и опасных для жизни условиях. После трагического ухода из жизни нашего основателя в декабре 2015 года, было принято решение не закрывать группу и продолжать его правое дело. На данный момент медиа-группа находится на стадии активного развития и день ото дня, наша команда делает все, что бы увековечить память этого замечательного человека, его поступки и неоценимый вклад в создание и развитие Луганской Народной Республики.

Целью проекта является создание консолидированной медиа-структуры, осуществляющей свою деятельность во всех медиа-средах (телевидение-интернет, радио и печать) направленной на отражение событий в Новороссии, России и мире и их осмысление через призму основных идеологических и духовных установок казачества: православие, русская имперскость (в традиционном и современном разрезах), служение Родине, стремление к свободе, справедливости и братству в большом и малом. Заявленная цель обращена ко всем и каждому, кто будет участвовать в этом проекте, пользуясь известной православной формулой – «разномыслие в частностях и единомыслие в главном». Основной идейный посыл, который кратко, но емко, сформулирован в строках известной казачьей песни – «…будет Правда на земле – будет и Свобода…». Группа должна занять место посредника по линии общество-власть и обратно, участвуя в формировании общественного мнения и его консолидации, влияя, таким образом, на власть и принимаемые ею решения, составляя существенный элемент в конструкции развивающегося гражданского общества. Медиа-группа должна осуществлять свою деятельность в вышеуказанном русле, в широком дискуссионном поле, с привлечением максимального количества участников, разделяющих ее базовые принципы. Охват территории деятельности, своего рода ее эфирный «ареал обитания», ЛНР, шире – Новороссия, Россия и заинтересованные лица за их пределами. Уровень коммерциализации определяется как возможная минимизация издержек на ее создание и функционирование. Извлечение прибыли не является целью создания группы.


РЕКЛАМНАЯ СЛУЖБА:
+38 066 780 36 07


Яндекс.Метрика