English

Казачий вестник № (209)

21 ноября 2018г.


Донские казаки: на охране южных рубежей России


Эдуард ПОПОВ


Россия: многовековая война на два-три фронтаВ нашем прошлом материале мы остановились на многовековом состоянии войны на два, а то и на три фронта, в котором Русь, точнее, теперь уже Россия пребывала с момента возникновения Русского государства при Иване III Васильевиче. В сверхкратком виде это выглядело так:

Донские казаки: на охране южных рубежей России

1) Южное направление. Русские земли и даже столица молодого государства Москва находились под постоянной угрозой вторжения кочевников. Образовавшаяся после гибели Большой орды система татарских ханств/орд (на западе (от низовий Дуная и Днестра, на востоке – до низовий Дона и Приазовья и кубанских степей) – Крымское ханство, пожалуй, самое сильное из всех татарских ханств; на востоке – враждебная ему Ногайская орда (заволжские и прикаспийские степи); в среднем Поволжье – Казанское ханство, в дельте Волги и Прикаспии – Астраханское ханство) почти ежегодно угрожала России набегами. Как только степь покрывалась травой и татарские лошади получали необходимый им подножный корм, в России начинали с тревогой ожидать татарских набегов. В потенциальной опасности находилась даже Москва: от стольного града до пограничной реки Оки и ее притоков расстояние составляло каких-то 110-120 километров. 

Историки отмечают, что степные кочевые народы нуждаются в товарообмене с народами оседлыми (земледельческими). Поэтому жизненная необходимость толкала их на путь товарообмена. Но самый простой (и дешевый) способ торговли – грабеж. Знаменитый номадолог (специалист по номадам, кочевникам) Лев Гумилев постоянно подчеркивает, что степняки воевали с тем же Китаем из необходимости. При этом соотношение кочевников и китайцев было не в пользу первых: на одного степняка приходилось до 100 и более китайцев (население средневековых китайских империй (Тан, Сун) достигало 50-58 миллионов человек). Однако, на наш взгляд, Гумилев ошибается, делая такое утверждение. Все номады – воины, в то время как у оседлых народов война – удел небольшого процента профессионалов (каждый 14-й, 16-й, 20-й мужчина – у разных народов в разное время соотношение несколько изменялось). Поэтому соотношение не населения, а воинов у степняков и оседлых народов было не таким контрастным, как представляет Гумилев. Второе преимущество степняков перед оседлыми народами (китайцами, русскими) – внезапность нападения.
  • Оседлые народы были вынуждены держать на границе со Степью регулярные войска, но не могли в точности знать, ГДЕ и КОГДА последует удар степняков и КАКИМИ силами.  
К примеру, в 16-17 веках крымчаки ходили на Россию 6-ю маршрутами («шляхами»). Поэтому отследить направление похода («войны», как говорили тогда) было не менее важно, чем определить время удара. Несколько забегая вперед, скажем, что именно эту задачу решали сначала служилые, а затем и донские казаки.

Об опасности южного направления говорит такой факт: когда Россия в правление Ивана IV Грозного вела изнурительную Ливонскую войну против коалиции западных государств, из 25 лет этой войны 21 на Россию ходили войной крымчаки... Ранее, в правление Ивана III Васильевича, гениального дипломата, удалось превратить грозного крымского противника в союзника Москвы. В результате крымчаки совершали походы против врагов Московского государства – Великого княжества Литовского и даже против татар Казанского ханства. Иван III Васильевич с помощью крымчаков посадил на ханский престол в Казани своего ставленника Мухаммеда-Амина (1484) и вплоть до последнего года своего правления с небольшими перерывами контролировал Казанское ханство. Но эта ситуация, увы, не могла продлиться вечно. При преемниках Ивана III Васильевича Крымское ханство превращается из союзника в противника. Всего же, за все время татарских набегов на русские земли, было уведено в полон для последующей продажи на невольничьих рынках, по некоторым оценкам, до 3-х миллионов человек. Для сравнения: население русских земель кануна монгольского вторжения – 5-7 миллионов человек. Основной целью набегов татар явились именно пленники, которых они продавали в рабство. Один из самых крупных невольничьих рынков находился в Кафе (Феодосия), откуда пленники попадали в Египет, Сирию, Персию, Индию и другие страны. «Они тем живут», говорил крымский хан Казы-Гирей русскому послу Щербатову, оправдывая разбойничьи нападения князей и мурз на московские земли. Количество русских, захваченных в плен крымскими татарами в XVI веке, исчислялось сотнями тысяч. По подсчетам историков, лишь в первой половине XVII века в Крым из Московского государства, которое переживало период Смуты, было уведено не менее 150 000 человек.

2) Западное направление. Казалось бы, что мешало Русскому государству собрать все имеющиеся силы и обратить их по очереди против южных врагов-степняков? Разрушить, к примеру, сначала Крымское ханство, затем другие. Такие идеи высказывались неоднократно и даже попытки предпринимались. Из более близкой нам по времени истории конца 17 века: любимец царевны Софьи, выдающийся русский политик князь Василий Голицын по договору с поляками и австрийцами («Священная лига») совершил свои знаменитые (и, увы, неудачные) Крымские походы 1687 и 1689 гг. Эти походы – крупная удача польской и, вообще, западной дипломатии, заинтересованной в том, чтобы направить энергию московитов не на возвращение русских земель из-под власти польской короны, а на смертельного врага Австрийской империи и западного мира – Османской империи. Русское царство в это время превращается в младшего партнера Запада в борьбе с турками. Нужно ли это было России? Ни в коем случае! Золотой принцип политики Московского государства: не вмешиваться в дела Запада, не позволяя себе становиться инструментом европейских сил и целей – был нарушен. При всей жизненной важности южного направления и борьбы с татарами Россия могла увеличиваться не только территориально, но и людьми, все же на западе. За счет возвращения русских земель, оказавшихся под властью Великого княжества Литовского. А затем, после Люблинской унии (1569) – объединенного Польско-Литовского государства, которое у нас неверно именуют Речью Посполитой (в дословном переводе – республикой, государством). Лишь завершила этот длительный процесс объединения польского и литовского государств при доминировании поляков. Начат этот процесс был еще в 1385 году – Кре%u0301вской у%u0301нией – соглашением о династическом союзе между Польским королевством и Великим княжеством Литовским и было скреплено личным союзом (браком) литовского князя Ягайло и польской королевы Ядвиги. Условия Кревской унии действовали на протяжении 184 лет, вплоть до Люблинской унии, о коей речь шла выше. Одним из последствий Кревской унии было получение польскими феодалами дополнительных прав и вольностей на территории русских земель, начало доминирования поляков в Великом княжестве Литовском и начало католической экспансии на православной земле. До этого часть литовской знати обрусела и перешла в Православие. Кревская и, особенно, Люблинская унии нарушили этот процесс. Начинается процесс ополячивания и окатоличивания русско-литовской знати. Вчерашние русские князья становятся поляками-католиками и гонителями Православия. Польско-Литовское государство становится смертельным врагом Русского государства. Идет борьба за русские земли – наследие дома Рюрика. Уже Иван III Васильевич выдвигает программу: возвращение в состав Московского государства земель Рюрикова дома (Киевской Руси).  
  • Причем изначально силы в борьбе были неравны: соседнее Великое княжество Литовское (даже без польской помощи) было намного крупнее и населеннее Московского государства. 
Но гений Ивана III Васильевича и Промысел Божий сотворили чудо. Москва начинает усиливаться и уже в серии русско-литовских войн конца 15 – начала 16 века Москва выходит победителем. По итогам войны 1500-1503 годов Великое княжество Литовское утратило свыше трети (!) своих территорий. Парадоксальным образом Русскому (Московскому) государству помогло принятие Люблинской унии, отдававшей литовцев во власть поляков. Но еще сильнее усилению роли Москвы способствовало принятие Брестской унии 1596 года. Брестская уния – решение ряда епископов Киевской митрополии Константинопольской православной церкви во главе с митрополитом Михаилом Рогозой о принятии католического вероучения и переходе в подчинение римскому папе с одновременным сохранением богослужения византийской литургической традиции на церковнославянском языке. Иными словами православные иерархи Польско-Литовского государства сохраняли православный (византийский, восточнохристианский церковный) обряд, но принимали догматы римско-католической церкви и признавали верховенство папы Римского. То, что было начато Флорентийской унией 1438-1445 годов. Брестская уния привела к возникновению на территории Польско-Литовского государства Русской униатской церкви, существующей (под новым названием) и поныне. В результате унии в Киевской митрополии произошел раскол на униатов (грекокатоликов) и противников объединения с римско-католической церковью. Правящие круги и католическая знать Польско-Литовского государства во главе с королем Сигизмундом III (католическим фанатиком из шведского королевского дома Ваза) поддержали униатов, переведя Православие на положение нелегальной и гонимой властями конфессии, а также передав ее имущество униатам. Четверть века православные Польско-Литовского государства, не принявшие Брестскую унию, оставались без митрополита. Православная Киевская митрополия восстановлена лишь в 1620 году, когда православные киевские митрополиты вновь стали носить титул митрополита Киевского и всея Руси. Но, как было отмечено выше, принятие этой унии сыграло положительную роль для интересов Москвы и Русского государства. Оно превратилось в защитника прав православных на землях польско-литовской короны. И обрело в лице православных жителей Польско-Литовского государства статус единственной защитницы их интересов. В итоге это вылилось во вмешательстве России во внутрипольские дела и привело к Русско-польской войне 1654-1667 годов по горячим и многочисленным просьбам Богдана Хмельницкого. Русский православный царь Алексей Михайлович являлся в глазах малорусского казачества, духовенства и крестьянства естественным покровителем православных. Поэтому, невзирая на своекорыстные интересы малорусской старшины, его кандидатура не имела серьезных конкурентов в выборе политического покровительства и государственного подданства.

3) Северное направление. Данное направление ассоциируется, прежде всего, со Швецией. После полного включения Новгородской боярской республики (управлявшейся, в отличие от монархической Москвы, по олигархическому принципу) в 1478 году Россия стала соседкой Шведского королевства. И вскоре последовала первая из серии достаточно многочисленных русско-шведских войн, цель которых – вернуть отнятые шведами русские земли Господина Великого Новгорода. Новый уровень противостояния наступил в период Ливонской войны (1558-1583), по итогам которой Швеция сохраняла за собой захваченные города и уезды Ям, Копорье, Ивангород, Корелу. Но особенно сильно Россия пострадала от своей северной соседки в Смутное время, когда шведы, воспользовавшись слабостью Русского государства, беспрепятственно смогли на столетие взять себе побережье Финского залива (Ингерманландию), которую отвоюет лишь столетие спустя Петр Великий. В довершение этого раздела следует отдельно упомянуть, что Швеция по численности населения хотя и значительно уступала (но порой и превосходила) Русскому государству (так, по состоянию на 1660 г. численность населения Швеции – 3 миллиона человек), все же это различие не было столь принципиальным. По некоторым оценкам население России в начале правления Петра I (то есть, в конце 1680-х годов) составляло примерно 10 миллионов человек. Но Россия, как было сказано выше, была вынуждена оперировать сразу на двух-трех фронтах. Еще одно конкурентное преимущество Швеции – прекрасная армия. Шведский король Густа%u0301в II Адольф из династии Ваза и вовсе считается великим военным реформатором и создателем армии нового типа. При Карле XII шведская армия считалась лучшей в Европе, а значит, и в мире. Поэтому в лице Швеции Россия имела очень опасного врага.

Таким образом, Россия вынуждена была в течение столетий (с правления Ивана III Васильевича и вплоть до Алексея Михайловича Тишайшего) воевать одновременно на два, а то и на три фронта. Соответственно с этим необходимо было соответствующим образом выстраивать оборону государства и всю социальную и политическую систему.
О том, какую роль в ней играли служилые казаки – в следующей части нашей статьи 

Поделиться:



Всё это и ещё многое, можно прочесть в нашей газете!



НАЗАД
Коротко о нас
ОСНОВАТЕЛЕМ НАШИМ БЫЛ СПРАВЕДЛИВЫЙ ЧЕЛОВЕК

Казачья медиа-группа, включающая в себя «Казачье Радио», газету «Казачий вестник» и телеканал «Новый канал Новороссии», была основана командиром Шестого отдельного мотострелкового Казачьего полка им. М.Платова. И имя основателю – Павел Леонидович Дремов. Основана группа была жарким военным летом 2014 года, а точнее, в августе того года, когда мы, как и весь Донбасс, жили и работали в тяжелых и опасных для жизни условиях. После трагического ухода из жизни нашего основателя в декабре 2015 года, было принято решение не закрывать группу и продолжать его правое дело. На данный момент медиа-группа находится на стадии активного развития и день ото дня, наша команда делает все, что бы увековечить память этого замечательного человека, его поступки и неоценимый вклад в создание и развитие Луганской Народной Республики.

Целью проекта является создание консолидированной медиа-структуры, осуществляющей свою деятельность во всех медиа-средах (телевидение-интернет, радио и печать) направленной на отражение событий в Новороссии, России и мире и их осмысление через призму основных идеологических и духовных установок казачества: православие, русская имперскость (в традиционном и современном разрезах), служение Родине, стремление к свободе, справедливости и братству в большом и малом. Заявленная цель обращена ко всем и каждому, кто будет участвовать в этом проекте, пользуясь известной православной формулой – «разномыслие в частностях и единомыслие в главном». Основной идейный посыл, который кратко, но емко, сформулирован в строках известной казачьей песни – «…будет Правда на земле – будет и Свобода…». Группа должна занять место посредника по линии общество-власть и обратно, участвуя в формировании общественного мнения и его консолидации, влияя, таким образом, на власть и принимаемые ею решения, составляя существенный элемент в конструкции развивающегося гражданского общества. Медиа-группа должна осуществлять свою деятельность в вышеуказанном русле, в широком дискуссионном поле, с привлечением максимального количества участников, разделяющих ее базовые принципы. Охват территории деятельности, своего рода ее эфирный «ареал обитания», ЛНР, шире – Новороссия, Россия и заинтересованные лица за их пределами. Уровень коммерциализации определяется как возможная минимизация издержек на ее создание и функционирование. Извлечение прибыли не является целью создания группы.


РЕКЛАМНАЯ СЛУЖБА:
+38 066 780 36 07


Яндекс.Метрика