English

Казачий вестник № (212)

12 декабря 2018г.


Донские казаки: на охране южных рубежей России


Эдуард ПОПОВ


Поместная система в России (продолжение)

Донские казаки: на охране южных рубежей России

Крепостное право в России: классовые интересы бояр-вотчинников или интересы государства?
В нашем прошлом материале мы подошли к рассказу о принципах комплектования поместного войска и формах эксплуатации крестьян в рамках нарождавшегося крепостного права. И коснулись важнейшей – и очень болезненной темы. Положение крепостного крестьянства на Руси/в России всегда было центральной темой исторических исследований и околонаучных спекуляций. Оно считается позорным пятном истории России. Но, как я попытаюсь показать ниже, история возникновения этого феномена (явления) была тесно связана с мобилизационным характером Русского государства. И оправдывалась необходимостью выживания Руси/России в условиях враждебного окружения. Не классовые интересы бояр-вотчинников и нарождавшегося слоя дворян-помещиков стояли у истоков возникновения данного явления. А интересы государственные. Точнее, цели выживания государства. Напомню читателю, что в средневековом мире товарно-денежные отношения были развиты достаточно слабо. Даже в «продвинутой» Новгородской республике с ее развитой торговлей (Господин Великий Новгород, как величаво именовали свою боярскую республику новгородцы) основное богатство бояр, «житьих людей» и даже купцов составляли земли, а не полновесная монета.

По этой причине государство расплачивалось с разными категориями служилого люда не деньгами, а земельными пожалованиями – поместьями или вотчинами. На Руси/в России (а, впрочем, и в Западной Европе тоже) в эпоху Средневековья было только одно средство расплатиться за военную или судебно-административную службу со служилым классом, который позднее назовут дворянством (эквивалент этого термина: идальго в Испании (вспомним хитроумного Дон-Кихота Ламанчского), шевалье во Франции, рыцари и минестериалы в Германии, рыцари и эсквайры в Англии, шляхта в восточноевропейском Польско-Литовском государстве и пр.). Все вместе собирательно именуется – на материале Западной Европы – нобилями, то есть, знатными. Впрочем, термин этот весьма условен. Русский термин «служилое сословие» представляется мне куда более точным с исторической точки зрения. Позволю себе немного отвлечься и обратиться к общеизвестному, хотя и отдаленному от темы нашей статьи примеру. И вспомним классический историко-приключенческий роман Александра Дюма «Три мушкетера».

О принципе майората и службе молодых дворян из бедных семей: чему учит опыт мушкетера д’Артанья%u0301на 
Главный герой, молодой гасконский дворянин д’Артанья%u0301н гордится длинным сонмом предков своей фамилии. Поэтому любой, самый бедный дворянин по знатности и древности рода считает себя равным королю. Но так ли было на самом деле? У д’Артанья%u0301на Александра Дюма был реальный исторический прототип – Шарль Ожье%u0301 де Бац де Кастельмо%u0301р, граф д’Артанья%u0301н. Правда, графом храбрый мушкетер стал в результате самозахвата. Можно сказать, что он был липовым графом, просто приписав себе этот титул. Но самое интересное: древний дворянский род владельцев поместья Артаньян (которое мечтает восстановить от запустения герой Дюма) насчитывает... всего два поколения предков, включая самого капитан-лейтенанта королевских мушкетеров. Как выяснили биографы, отец нашего героя был скромным, хотя и богатым торговцем, купившим дворянский титул и выгодно женившись (выгодно – с точки зрения установления родственных связей) на обедневшей дочери действительно знатного гасконского рода. Это был типичный «мещанин во дворянстве» (вспомним одноименную пьесу Мольера, давшую наименование явлению). Сын своего отца пошел не по отцовским стопам. Шарль Ожье%u0301 де Бац де Кастельмо%u0301р, будущий (хотя и сомнительный) граф д’Артанья%u0301н пошел на военную службу и по примеру множества младших сыновей гасконских дворян, гордых, но не слишком богатых, избрал военную карьеру. Старшие сыновья, согласно закону о майорате (майорат – порядок наследования имущества, в том числе, поместий, согласно которому оно целиком переходит к старшему в роду или семье; этот порядок устанавливался в интересах сохранения целостности имущества семьи или рода и препятствовал дроблению собственности и ослаблению рода) унаследовали всю собственность семьи, чтобы передать ее своим старшим сыновьям.

  • Примерный принцип действовал и в России: старшие сыновья русских бояр унаследовали вотчины отцов и сохраняли богатство в руках рода. А младшие сыновья – что в Западной Европе, что в России – шли искать удачи на государевой службе.  
В России, таким образом, согласно Сергею Соловьеву, классику нашей историографии, возникло сословие детей боярских, которые в буквальном случае являлись младшими сыновьями старших дружинников князя – бояр.

Возвращаясь к д’Артанья%u0301ну: этот реальный исторический персонаж абсолютно ничем не походил на выдуманного Александром Дюма литературного героя. Кроме, разве что, двух черт (психологической и исторической): он был храбр и был бедным гасконским дворянином, в буквальном смысле слова, продающим свою шпагу. Именно из гасконских дворян (здесь Дюма-отец абсолютно прав) формировалась знаменитая гвардия французских королей – королевские мушкетеры. Наш герой, Шарль Ожье%u0301 де Бац де Кастельмо%u0301р, граф д’Артанья%u0301н сделал головокружительную для бедного гасконского дворянчика карьеру, дослужившись до чина капитан-лейтенанта (буквально: капитан (командир)-заместитель) мушкетеров, фактически командира первой роты, поскольку номинальным капитаном был король. Под его руководством рота стала образцовой воинской частью, в которой стремились приобрести военный опыт многие молодые дворяне не только Франции, но и со всех концов Европы. Капитан-лейтенант первой роты королевских мушкетеров д’Артанья%u0301н был образцовым дворянином: храбрым, преданным своему господину (сначала кардиналу Мазарини, которого уничижительно описал Дюма-отец, создав искаженный образ этого выдающегося государственного деятеля). И, что самое удивительное, на редкость гуманным, особенно по меркам того сурового времени. И пусть исторический д’Артанья%u0301н не был делателем королей как его литературный «двойник», а был «всего лишь» храбрым и преданным служакой, лично мне по-человечески ближе именно он, обладатель человеческих достоинств и человеческих недостатков, чем знаменитый герой авантюрного романа.

Вотчина и поместье, бояре и дворяне: экономические формы и социальные группы Русского государства
Но вернемся в Россию. Как было сказано выше, основой материального богатства в удельной Руси и Московской России была земля. Земля не сама по себе: ее было много, а вот населявших ее людей – много меньше. К примеру: во Франции конца 17 века население составляло 21 миллион человек, в России начала царствования Петра I – 10-11 миллионов человек. Поэтому главное богатство русских «нобилей» (бояр и будущего дворянства) составляли земельные владения. Первоначально на Руси знали одну форму земельного владения – вотчину (или отчину). В киевский или удельный период русской истории речь идет о холопах, в московский период – о крепостных крестьянах. Владелец вотчины имел право передать ее по наследству (отсюда и происхождение названия от древнерусского слова «отчина», то есть отцовская собственность; вотчина – это в буквальном смысле земля отцов), продать, обменять или, например, поделить между родственниками.

Резюмируем: вотчина – наследственная частная собственность на землю с прикрепленными к ней несвободными или частично свободными людьми. Которая обладает полным набором юридических прав частного владения и позволяет собственнику целиком и полностью распоряжаться ею. И в этом отношении вотчина традиционно противопоставляется поместью – условному и временному владению. Которым наделял представителей служилого сословия (детей боярских и дворян) государь – великий князь московский или царь. Приведем классическое определение поместья, данное классиком русской исторической науки Василием Осиповичем Ключевским: поместье – «участок казенной или церковной земли, данный государем или церковным учреждением в личное владение служилому человеку под условием службы, то есть как вознаграждение за службу и вместе как средство для службы. Подобно самой службе, это владение было временным, обыкновенно пожизненным. Условным, личным и временным характером своим поместное владение отличалось от вотчины, составлявшей полную наследственную земельную собственность своего владельца». 

 Но это в теории. На практике, как показывают исторические исследования, и с вотчинами все было не так просто. Право частной собственности на них было весьма и весьма ограничено. Чтобы не вдаваться в излишнюю детализацию вопроса сообщу, что вотчины могли выдаваться великим князем московским (а также князьями удельных (независимых от Москвы) княжеств) за службу. Но могли и отниматься. Зачастую отнимали даже подаренные вотчины. Вотчинник-боярин или сын боярский, как и владелец поместья, был обязан своему князю службой. Одним словом, историческая действительность оказывается много богаче наших теоретических представлений о ней. «Серо познание, мой друг, Но древо жизни вечно зеленеет» (Гете, «Фауст»).

Тем не менее, в московский период происходит сложный процесс соперничества и сосуществования двух форм земельного владения: вотчины и поместья. Позволю себе обширную цитату (с некоторыми сокращениями) из статьи А.А. Зимина, одного из признанных корифеев истории раннего Московского княжества. В ней речь идет о конкуренции вотчины и поместья и то, как эта конкуренция затрагивала интересы и права крестьян: «Владельцы огромных княжеско-боярских латифундий, получая с крестьян большую денежную и отчасти натуральную ренту, не были особенно заинтересованы во введении новшеств как в технику сельского хозяйства... Иным было положение мелких и средних землевладельцев (то есть, дворян и детей боярских – держателей поместий – Э. П.). Старые методы эксплуатации крестьян часто не давали рядовым детям боярским необходимых денежных средств. Поэтому они более энергично приспосабливались к новым экономическим условиям, энергичнее вводили барщину и увеличивали денежные оброки.

  • Все это дает основание утверждать, что победа поместья над крупной боярщиной была победой экономически более жизнеспособных форм феодальной собственности над ее архаичными формами.  
В самом деле, утверждение поместной системы на землях Новгорода (после переселения на новгородские земли детей боярских и дворян из Москвы великим князем Иваном III Васильевичем – Э. П.) привело к активному развитию там денежной ренты (известна в русской истории под названием оброка, когда крепостной крестьянин выплачивает своему помещику часть урожая натурой, а не отрабатывает свою повинность на земле помещика (барщина) – Э. П.). (...) Помещики были теснее связаны с рынком, чем бояре-вотчинники».

По мнению историка «мелкое и среднее землевладение в конце XV-XVI в.в. сложилось как поместное, а не как вотчинное. Объяснение этому следует искать в недостаточном развитии экономики страны». То о чем мы говорили выше: слабое развитие товарно-денежных отношений и преобладание натурального хозяйства. По мнению Зимина «дворянство настойчиво добивалось закрепощения крестьян. Оно оказывалось экономически более приспособленным к развивающимся товарно-денежным отношениям, чем реакционное боярство».

Как это объяснить? Поместья, как правило, были намного беднее вотчин (впрочем, вотчины тоже могли быть не крупными и даже мелкими) и много скромнее по размерам. Владелец поместья – дворянин или сын боярский – буквально жил с него. Он обязан был являться на военную службу государю «людно, конно и оружно» – то есть, приводить с собой одного-двух-трех боевых слуг (холопов), на боевом коне и в полном вооружении. Размер поместий весьма сильно варьировался и от него зависело сколько боевых холопов приводил с собой помещик.  

Поделиться:



Всё это и ещё многое, можно прочесть в нашей газете!



НАЗАД
Коротко о нас
ОСНОВАТЕЛЕМ НАШИМ БЫЛ СПРАВЕДЛИВЫЙ ЧЕЛОВЕК

Казачья медиа-группа, включающая в себя «Казачье Радио», газету «Казачий вестник» и телеканал «Новый канал Новороссии», была основана командиром Шестого отдельного мотострелкового Казачьего полка им. М.Платова. И имя основателю – Павел Леонидович Дремов. Основана группа была жарким военным летом 2014 года, а точнее, в августе того года, когда мы, как и весь Донбасс, жили и работали в тяжелых и опасных для жизни условиях. После трагического ухода из жизни нашего основателя в декабре 2015 года, было принято решение не закрывать группу и продолжать его правое дело. На данный момент медиа-группа находится на стадии активного развития и день ото дня, наша команда делает все, что бы увековечить память этого замечательного человека, его поступки и неоценимый вклад в создание и развитие Луганской Народной Республики.

Целью проекта является создание консолидированной медиа-структуры, осуществляющей свою деятельность во всех медиа-средах (телевидение-интернет, радио и печать) направленной на отражение событий в Новороссии, России и мире и их осмысление через призму основных идеологических и духовных установок казачества: православие, русская имперскость (в традиционном и современном разрезах), служение Родине, стремление к свободе, справедливости и братству в большом и малом. Заявленная цель обращена ко всем и каждому, кто будет участвовать в этом проекте, пользуясь известной православной формулой – «разномыслие в частностях и единомыслие в главном». Основной идейный посыл, который кратко, но емко, сформулирован в строках известной казачьей песни – «…будет Правда на земле – будет и Свобода…». Группа должна занять место посредника по линии общество-власть и обратно, участвуя в формировании общественного мнения и его консолидации, влияя, таким образом, на власть и принимаемые ею решения, составляя существенный элемент в конструкции развивающегося гражданского общества. Медиа-группа должна осуществлять свою деятельность в вышеуказанном русле, в широком дискуссионном поле, с привлечением максимального количества участников, разделяющих ее базовые принципы. Охват территории деятельности, своего рода ее эфирный «ареал обитания», ЛНР, шире – Новороссия, Россия и заинтересованные лица за их пределами. Уровень коммерциализации определяется как возможная минимизация издержек на ее создание и функционирование. Извлечение прибыли не является целью создания группы.


РЕКЛАМНАЯ СЛУЖБА:
+38 066 780 36 07


Яндекс.Метрика