English

Казачий вестник № (212)

12 декабря 2018г.


Кто погиб за свободу, не умирает



Три года назад, 12 декабря 2015-ГО, В РЕЗУЛЬТАТЕ ПОДРЫВА автомобиля ПОГИБ ПАВЕЛ ДРЕМОВ

Кто погиб за свободу, не умирает

Вот уже три года прошло с того дня, когда Луганскую Народную Республику облетела страшная весть – в самом расцвете сил, в один из самых счастливых дней своей жизни, подло и предательски убит Павел Дремов. Вместе с командиром погиб и его верный товарищ Леонид Пинчук. Но назло врагам, страшная и невосполнимая потеря не только не сломила, но наоборот, заставила с новой силой сплотиться казачий полк имени Платова и мирных жителей региона, которые так и не пали духом, не дав убийцам повода порадоваться содеянному. Каким же был легендарный командир, а еще – простой житель Донбасса Павел Дремов для своей семьи и братьев-казаков?

«Павел Дремов сразу проявил себя командиром»  
Развязанная украинскими националистами и вспыхнувшая в Донбассе война заставила тысячи, десятки тысяч жителей региона в одночасье сменить свой привычный, устоявшийся уклад жизни и встать на защиту родной земли. Весной 2014 года волна народного неповиновения киевским самозванцам начиналась со взятия взбунтовавшимися против майданного беспредела жителями трудового региона под свой контроль зданий силовых структур и ведомств, в том числе и здания управления СБУ в тогда еще Луганской области. С самых первых дней те события не только показали характер Донбасса, но и стали настоящей кузницей кадров, ведь пока одни люди смотрели на происходящее со стороны, сидя дома перед телевизором, другие, рискуя собой, брали на себя ответственность за Родину, в том числе становясь по-настоящему НАРОДНЫМИ командирами.

«Первая встреча с Павлом Дремовым была в 2014 году на центральной площади г. Стаханова, у памятника Ленину. В принципе, там мы все и познакомились, – рассказал журналистам «Казачьей медиа-группы» заместитель командира Шестого отдельного мотострелкового казачьего полка имени Платова по тылу подполковник Кутовой. – Тогда еще никто не знал, кто с кем будет, и кто кем станет. Затем мы отправились на взятие Луганского СБУ, после чего снова вернулись в Стаханов, жители города приняли нас с радостью. Но еще тогда, во время событий в Луганском СБУ, Павел Леонидович, я считаю, прекрасно справился со своими будущими командирскими обязанностями, он проявил себя как командир, наставник. Там мы и решили, что Павел Дремов будет нашим командиром, тогда еще командиром даже не казачьего полка, а командиром подразделения народного ополчения».

«Для командира не было чужих»  
«После чего уже начал зарождаться казачий полк, а Павел Леонидович стал не просто командиром, а атаманом. Не побоюсь этого слова, Атаманом с большой буквы, – продолжил наш собеседник. – Мы поддерживали правопорядок в городе, обеспечивали выезд беженцев, все эти мероприятия в городе проходили через нашу военную комендатуру. А затем были бои под Северодонецком, Лисичанском, впоследствии – под Попасной. Мы сразу поверили в нашего командира Павла Дремова, шли за ним до конца. Конечно, для всех хорошим не будешь, было много разных слухов. Да, Павел Леонидович был вспыльчивым, но отходчивым и при этом очень добрым человеком, который к каждой проблеме подходил, как к своей личной и для него было не важно, чья это проблема – военнослужащего или простого прохожего. Каждый человек мог обратиться к Павлу Дремову за помощью, он своим проблемам, в том числе личным, не уделял столько времени, сколько чужим. Как он сам говорил, для него чужих нет, все свои. Чужие проблемы – это были его проблемы, а мы, военнослужащие, со своей стороны всем полком всегда старались помочь нашему командиру. Каждый раз тяжело говорить о дне гибели Павла Дремова (разговор проходил на месте гибели командира – прим. ред.). Он погиб так нелепо, это зверское, жестокое убийство, это попросту подло, так, исподтишка, убивают только нелюди. Я видел Павла Дремова за полчаса до его гибели, а когда мне сообщили страшную весть, трудно даже вспомнить, как мы сюда долетели. Когда приехали, то ребята уже доставали его из оврага…».

Поступил звонок, что Паши больше нет
«Мы все уже были готовы к свадьбе Павла Дремова, – рассказала заместитель начальника вещевой службы Шестого отдельного мотострелкового казачьего полка имени Платова капитан Гарусова. – А затем из Первомайска поступил звонок, что Паша – «двухсотый». Я на тот момент не поняла, как «двухсотый», то ли бой идет, то ли что это вообще было? Для нас это был шок».

«Мы не понимали, как быть дальше, но мы выстояли»
«Было очень противно, когда начались и до сих пор бывают нелепые шутки, мол, это был двойник Дремова, – продолжил подполковник Кутовой. – Нам бы очень хотелось, чтобы это и на самом деле было так, но мы знаем Павла Дремова, как говорится, от макушки до пят. Никто из нас не верил в гибель командира, для нас это был шок, для всех – от рядового до управления полка. Все тогда не понимали, как быть дальше. Слава Богу, что голову мы тогда не потеряли. Нынешний командир полка, Владимир Сергеевич, взял на себя обязанности и ответственность, мы выстояли, не разбежались, никто не испугался. Думаю, что у людей, которые это сделали, был большой расчет именно на то, что начнется паника, полк начнет разбегаться. Как бы там ни было, но это жизнь и она продолжается. Мы боролись, было тяжело, но мы выстояли и стараемся чтить память. Слава Богу, на сегодняшний день основная масса, основной костяк тех людей, которые начинали, которые давали обещание, сейчас остаются в полку. Все так же служим, стоим на защите нашей земли».

Простые люди верили Дремову 
Батя был не только Павлом Леонидовичем, командиром казачьего полка, взявшего на себя ответственность за большой участок фронта и ставшего непреодолимым препятствием для врага, он был еще и просто Пашей, именно так его называли многие жители Стаханова и других населенных пунктов, которые видели в нем не только военного командира, но и просто человека, способного помочь в любой трудной ситуации, видели в нем свою надежду.

«Несмотря на нервы или что-то еще, хорошего человека всегда видно, несмотря на войну, – добавил наш собеседник. – Все равно видно, что он хороший, отзывчивый человек. Люди приходили к Павлу Леонидовичу, и он оказывал им всяческую помощь – как моральную, так и материальную».

Навечно зачислен в казачий полк…  
На похоронах Павла Дремова плакали все, даже те, кто его не знал. Хотя не знать его было тяжело, настолько народным стал командир казачьего полка, ушедший из жизни в один из своих самых счастливых дней.

«Когда мы выносили гроб, я оглянулся вокруг, тяжело было поднимать глаза, тяжело было сдержаться, но, верите, я такое видел только в фильмах, когда хоронили Сталина, где было очень много людей и вот такую же картину, но уже вживую, я увидел когда хоронили нашего атамана Павла Леонидовича, – поделился воспоминаниями о скорбном дне подполковник Кутовой. – Действительно люди шли и плакали, шли пешком от Дворца культуры (г. Стаханова – прим. ред.) до самой могилы, чтобы проводить достойного человека. Павел Леонидович навечно зачислен в казачий полк, он – наша история, которая останется с нами навечно и которую нельзя переписать. Он навсегда останется героем для нас, для наших детей, которым мы передаем память о командире. Пока мы живы – память жива».

«Хвостиком» за братом 
Став отцом-командиром для военнослужащих казачьего полка и по-настоящему народным героем для мирных жителей региона, еще ближе Павел Дремов был для своей семьи, родных людей, которые знают о нем очень много. Журналисты «Казачьей медиа-группы» побеседовали с сестрой героя Людмилой.

«Паше со мной доставалось, – рассказала она. – Я – младшая в семье и если он идет гулять, то, соответственно, Люду с собой бери, потому что без Люды никуда (улыбается). Лет до пятнадцати так и было, что я за ним «хвостом», с ним, его друзьями. То же самое и в школе, когда пришла в первый класс – Паша мой помощник, защитник, никто меня никогда не обижал. По окончанию девятого класса, с пятнадцати лет, Паша пошел работать в токарный цех на коксохимзаводе, был токарем, затем пошел в армию, был в учебке, служил в Одессе, потом попал в Приднестровье, там тогда как раз военные действия были. После армии вернулся на коксохимзавод, затем начались «шабашки», поездки на заработки в Сочи, Москву, Санкт-Петербург. Не могу сказать, о чем Паша мечтал в жизни, но мама говорила, что ему надо было писать книги, а еще он красиво рисовал, особенно технику, танки, БТРы, подводные лодки, много фантазировал, думаю, он мог бы даже писать книги о фантастике. Паша был очень веселым, общительным, у него было очень много друзей». 

«Все бежали к Паше за помощью»  
«Даже до войны, до того как стал командиром, Паша никогда не отказывал людям в помощи, – продолжает сестра командира. – Если надо кому-то крышу покрыть, надо бабушкам помочь уголь покидать – никогда никому не отказал. Если кому-то надо что-то сделать, все бежали к Паше: «Паша, помоги». Безотказный был человек. Что касается событий в Донбассе, он был изначально против «майдана». Он был одним из первых, кто поднялся в Стаханове и не поддерживал ту политику, которая велась на Украине и сказал: «Мы за свой город будем стоять насмерть». Многих из своих единомышленников он до войны не знал и познакомился с ними уже на центральной площади города у памятника Ленину, но было немало и таких, которые знали его еще с детства, с юности. Затем кто-то остался служить, а кто-то ушел. Мама его просила: «Паша, прекращай, мало ли чем это закончится», его вызывали в милицию, тогда еще подконтрольную украинской власти, но Паша туда не ходил. И вот однажды он сказал маме: «Я поеду к тетке, деньги отвезу» и мама его со спокойной душой отпустила, а вечером нам говорят: «Посмотрите на своего сына в новостях». А там Паша – в первых рядах ломится в здание СБУ в Луганске. Так мы узнали, что он принимает участие в тех событиях. Мама сначала была в шоке, мы начали звонить Паше, говорили ему, что маме плохо и чтобы он срочно приехал, но он понимал, что это не так и ответил: «Переживете». В Луганске он был около месяца, связь с ним была не всегда, а 3 мая 2014 года они, около тридцати стахановчан, вернулись в Стаханов, трагические события в Одессе 2 мая были для них толчком, чтобы вернуться и защищать свои города.

Уходил, но всегда возвращался
«Затем были Северодонецк, Лисичанск, а затем уже сплотившиеся казаки под Пашиным руководством снова вернулись сюда, – рассказала собеседница. – Паша был эмоциональным, много раз писал рапорт об уходе со службы, но каждый раз оставался. Приезжает домой, нервный, эмоциональный, говорит, что ему все надоело, рапорт написал и т. д., а в 6 утра поднялся и снова на службу. Мама ему говорит: «Ты куда, ты же рапорт написал?», а он ей: «Ты знаешь, сколько у меня этих рапортов в столе лежит?». Мать всегда боялась за него, переживала, особенно когда был «Дебальцевский котел», когда было много погибших. Тяжело было, когда он уезжал на передовую, и с ним не было связи, тогда мать всегда переживала. Те события изменили и эмоциональное состояние Паши, он стал быть больше «в себе», стал более задумчивым, думал не только о повседневных вопросах, но и более масштабных, так как на его плечи легла огромная ответственность, на него было возложено много обязанностей.

А затем Паша сказал, что есть такая Таня, с которой он вел активную переписку, но мы еще не видели, не знали. Потом он меня и маму познакомил с Татьяной, еще через неделю снова приехал и сказал нам, что будет делать ей предложение. Паша очень любил детей, мой старший сын – его крестник и если я когда-то начинала ругать своих детей, он мне говорил: «Не вздумай, – дети это все». Многие люди и сейчас говорят: «Был бы жив Паша, все было бы по-другому». Паша любил свой город и защищал его до последнего.

Навсегда в памяти  
Прошло уже три года, но правоохранительные органы Республики так и не могут дать однозначный ответ о виновниках убийства командира, тем временем, простой народ не забывает своего героя.

В 2017 году жители Стаханова открыли памятник Павлу Дремову и погибшим казакам, а совсем недавно школе № 32 прифронтового города Ирмино было присвоено имя Павла Дремова, это еще раз подтверждает, что светлая память о героях Донбасса не гаснет и погасить ее, не дано никому. 

Поделиться:



Всё это и ещё многое, можно прочесть в нашей газете!



НАЗАД
Коротко о нас
ОСНОВАТЕЛЕМ НАШИМ БЫЛ СПРАВЕДЛИВЫЙ ЧЕЛОВЕК

Казачья медиа-группа, включающая в себя «Казачье Радио», газету «Казачий вестник» и телеканал «Новый канал Новороссии», была основана командиром Шестого отдельного мотострелкового Казачьего полка им. М.Платова. И имя основателю – Павел Леонидович Дремов. Основана группа была жарким военным летом 2014 года, а точнее, в августе того года, когда мы, как и весь Донбасс, жили и работали в тяжелых и опасных для жизни условиях. После трагического ухода из жизни нашего основателя в декабре 2015 года, было принято решение не закрывать группу и продолжать его правое дело. На данный момент медиа-группа находится на стадии активного развития и день ото дня, наша команда делает все, что бы увековечить память этого замечательного человека, его поступки и неоценимый вклад в создание и развитие Луганской Народной Республики.

Целью проекта является создание консолидированной медиа-структуры, осуществляющей свою деятельность во всех медиа-средах (телевидение-интернет, радио и печать) направленной на отражение событий в Новороссии, России и мире и их осмысление через призму основных идеологических и духовных установок казачества: православие, русская имперскость (в традиционном и современном разрезах), служение Родине, стремление к свободе, справедливости и братству в большом и малом. Заявленная цель обращена ко всем и каждому, кто будет участвовать в этом проекте, пользуясь известной православной формулой – «разномыслие в частностях и единомыслие в главном». Основной идейный посыл, который кратко, но емко, сформулирован в строках известной казачьей песни – «…будет Правда на земле – будет и Свобода…». Группа должна занять место посредника по линии общество-власть и обратно, участвуя в формировании общественного мнения и его консолидации, влияя, таким образом, на власть и принимаемые ею решения, составляя существенный элемент в конструкции развивающегося гражданского общества. Медиа-группа должна осуществлять свою деятельность в вышеуказанном русле, в широком дискуссионном поле, с привлечением максимального количества участников, разделяющих ее базовые принципы. Охват территории деятельности, своего рода ее эфирный «ареал обитания», ЛНР, шире – Новороссия, Россия и заинтересованные лица за их пределами. Уровень коммерциализации определяется как возможная минимизация издержек на ее создание и функционирование. Извлечение прибыли не является целью создания группы.


РЕКЛАМНАЯ СЛУЖБА:
+38 066 780 36 07


Яндекс.Метрика