English

Казачий вестник № (214)

26 декабря 2018г.


Донские казаки: на охране южных рубежей России


Эдуард ПОПОВ


Поместная система в России (продолжение)

Донские казаки: на охране южных рубежей России

Восстановление демографических (людских) ресурсов и народного хозяйства русских княжеств позволило им начать пересмотр системы отношений с Ордой. Московские князья в длительном противоборстве с более сильным Тверским княжеством постепенно перехватили лидерство в борьбе за объединение земель Северо-Восточной Руси. И уже в правление Дмитрия Ивановича, прозванного Донским, Москва стала неоспоримым лидером в борьбе за великое княжение Владимирское. Во Владимир-на-Клязьме была перенесена из стольного Киева, от былой славы и богатства которого осталось пепелище, политическая столица Руси, а затем и митрополичья кафедра. То есть центр русской православной церкви, которая в то время находилась в подчинении Константинопольского патриархата. Однако вовсе не военные победы обеспечили Москве это лидерство. Московские князья, начиная с Даниила Московского и Ивана Калиты, старались использовать военную силу в редких случаях. 

  • Уже Даниил Александрович, младший сын Александра Невского, прославился бережным и заботливым отношением к крестьянам, прекрасно понимая, что в них, а не в княжескои%u0306 дружине, главная сила. 
Поэтому Даниил и его потомки сделали многое для создания удобных (конечно, по меркам того времени) условий для переселения крестьян. Масса крестьян бежала из приграничных с Ордой княжеств в Москву и Тверь, и князья московские помогали переселенцам, наделяя их наделами земли и освобождая на определенное количество лет от выплаты налогов. Напротив, прославленный в русской истории князь Дмитрий Донской нарушил естественный ход событий, пойдя на героический подвиг – или авантюру. Победа на поле Куликовом с точки зрения политической целесообразности была абсурдной, поскольку ее плодами воспользовался лукавый союзник Москвы хан Тохтамыш. Который в «благодарность» князю Дмитрию, спустя 2 года сжег Москву (1382). На поле Куликовом сложили головы многие тысячи русских воинов, Русская земля еще долго будет испытывать демографические последствия и нехватку воинских сил. Иван Калита никогда бы не пошел на такую авантюру, поставив все на карту.

О противоречии рационального и духовного в русской истории 
Впрочем, у победы на Куликовом поле есть и другое измерение. Приведу параллель с более поздними – и более близкими к нам – временами. Хорошо известно, что главнокомандующий русской армией фельдмаршал М.И. Кутузов был категорическим противником заграничных походов русской армии после того как Великая армия Наполеона Бонапарта была разгромлена и вытеснена за пределы России (точнее, то что от нее осталось: 20-30 тысяч из 640 тысяч). Кутузов полагал – и вполне справедливо – что незачем класть жизни русских солдат за спасение неблагодарной Европы.

Второй момент: нежелательно уничтожать могущество наполеоновской Франции, поскольку этим воспользуются «союзники» – Британия, Австрия, Пруссия. Так и случилось впоследствии. Но император Александр I настоял на своем и русские войска в 1814 году победоносно вошли в Париж. Вопрос: так ли уж был неправ император Александр? На мой взгляд, нет. Этих походов требовала русская армия, русское общество, которое мечтало наказать супостата, и добить его в его логове. Политическому расчету, рациональному анализу был противопоставлен дух, чувство всей нации. Без заграничных походов русской армии победа в Отечественной войне 1812 года была бы неполной. 

Точно так же как гордость русских не могла бы принять оставление Москвы без генерального сражения на Бородинском поле – противником которого был Кутузов. В стратегическом отношении Бородино не имело принципиального военного значения. Но имело крайне высокое значение для поднятия духа войска и народа, который не понял бы оставления Москвы без этой баталии. Точно так же, как я полагаю, русским необходима была победа над войском татар. Без этой победы фундамент здания русской государственности имел бы трещину. Подобно, например, грузинской государственности, которая была воссоздана руками русских – без всякой благодарности со стороны грузин. 

  • История жестоко мстит за пренебрежение и предательство. Мы в своей истории не раз убеждались в неминуемом торжестве этой истины.  
Поэтому у меня нет сомнений, что Грузия понесет суровое воздаяние за свою неблагодарность и предательство. Впрочем, нас ее судьба не должна особо волновать.

Поместная система: заимствование у османов?
Как уже неоднократно говорилось, рождение Русского государства произошло в правление великого князя московского и всея Руси Ивана III Васильевича. Этот процесс рождения государства шел рука об руку с созданием национальной армии, если быть точным – поместной системы. Коротко о том, как она функционировала.

Итак, после конфискации обширных земель новгородской оппозиции (бояр, житьих людей, купцов) у государства (то есть, в руках великого князя Московского и всея Руси) образовался обширный фонд земель. Что нужно было делать с ним? Вариантом могло быть наделение бояр и детей боярских вотчинами, то есть, передать часть земель в частную собственность слугам государевым. Но Иван III Васильевич пошел по пути, подсказанном или его гениальной интуицией, или же исторической эрудицией. Не исключено, что в качестве образца была взята система тимаров. Держатель тимара (тимариот) был обязан лично участвовать в военных походах, имея при себе одного конного воина на каждые 3 тысячи акче дохода (Акче%u0301 – мелкая серебряная монета XIV-XIX веков, обращавшаяся на территории Османской империи и сопредельных государств – прим. ред.). За особые заслуги размеры тимара могли быть увеличены. Тимариоты были обязаны служить в действующей армии (во время походов). Обладателями тимаров были тяжеловооруженные кавалеристы – сипахи. Они составляли основу османского войска. Тимары времен расцвета Османской империи не были наследственными владениями воинов, а лишь условными доходными держаниями, находившимися в распоряжении держателя (тимарлы или тимариота) лишь до тех пор, пока тот пребывал на государевой службе. Сипахи, находившиеся на службе османского султана, противопоставлялись отрядам знати и помимо военного значения выполняли важную внутриполитическую функцию, служа укреплению государственного единства. Неслучайно сипахов называли дворянами Османской империи.

 С объявлением войны сипахи должны были немедленно выступать на сборный пункт, подобно дворянской поместной коннице на Руси, «конно, людно и оружно». В случае уклонения сипахи от участия в военных действиях доходное предприятие переходило в казну. После смерти сипахи доход мог оставаться за его семьей, только если сын или другой ближайший родственник продолжал его дело. Все это до боли напоминает суть поместной системы в России, которая начала формироваться в правление Ивана III Васильевича. Точнее, это русская поместная система напоминает османскую, которая появилась много раньше – во второй четверти 14 века. Следует напомнить, что в правление Ивана III Васильевича взаимоотношения с Османской империей развивались, как правило, в союзническом отношении. А позднее, в правление внука великого князя Московского и всея Руси первого русского царя Ивана IV Грозного знаменитый «идеолог дворянства» и противник боярской аристократии Иван Пересветов написал книгу «Сказание о Магмет-салтане», в лице последнего (турецкого султана!) выведя образ мудрого и справедливого правителя, который искореняет злоупотребления, заботится о создании образцового войска (поместной системы), расценивая службу подданных не по знатности, а по заслугам.

Суть «общественного договора»: труд в обмен на военную защиту
В основе поместной системы лежало поместье – участок казенной (государственной) земли, данный государем (великим князем, царем) на срок службы или пожизненно в личное владение служилому человеку (детям боярским или дворянам) под условием службы как награда за службу (государственную, в основном военную) и как источник материального дохода, с которого владелец поместья снаряжал себя для походов. Условным, личным и временным характером поместное владение отличалось от вотчины, составлявшей (по крайней мере, в теории) полную и наследственную собственность своего владельца. Впрочем, из русской истории нам известно, что вотчина далеко не всегда и далеко не в полной мере была «наследственной собственностью», коей владелец мог распоряжаться как ему заблагорассудится. Дареные князем вотчины могли быть отобраны обратно в случае, например, «отъезда» боярина к другому князю и т. п. То есть вотчина отчасти приближалась к поместью, а поместье, спустя время, стало сближаться с вотчиной. Сходные процессы происходили и в Османской империи, где держатели тимаров со временем упрочили свое положение и превратили условные держания (выданные на время поместья) в частную собственность. Но как цельная система, не единичная, а массовая поместная система была создана, напоминаю, в правление Ивана III Васильевича. После конфискации земель в Новгороде, там было «испомещено» чуть более тысячи (а точнее 1310) детей боярских и дворян. Результат показался удачным и спустя время, московское правительство стало наделять по тому же принципу земельными наделами с населенными на них крестьянами детей боярских на землях, отвоеванных у Великого княжества Литовского. А спустя еще несколько десятков лет, в 1550 году, Иван IV Грозный призвал из разных уездов на службу около тысячи служилых людей, городовых дворян (отличались от дворян московских, которые стояли существенно выше дворян «городовых», то есть, провинциальных) и городовых детей боярских (отличавшихся от «дворовых», несших службу при дворе великого князя или царя), которым были розданы поместья в Московском и ближайших уездах общей площадью 176 775 десятин пахотной земли. Все это позволило сформировать многочисленное поместное войско и разрядные полки. Чуть позже после завоевания Казанского ханства (1552) у государства образовался дополнительный фонд земель, из которого также черпались возможности для «испомещения» детей боярских и дворян. По сути, реформа русского царя была дальнейшим развитием реформы его деда Ивана III Васильевича.

Примерно с середины 16 века, то есть, в правление царя Ивана IV Грозного, из числа служилых людей Государева двора выделяются дворяне, до этого стоявшие в служебной иерархии очень невысоко. Изначально дворяне вели свое происхождение от придворной челяди и даже холопов, то есть, рабов и полусвободных. Если помните происхождение западноевропейских нобилей (знатных), в частности, немецких министериалов, было аналогичным. В дворяне «верстали» зачастую несвободных или полусвободных людей, которые были способны – физически, профессионально и психологически – нести пожизненную воинскую службу. На раннем этапе формирования дворянства отмечались случаи, когда вчерашние крепостные просились обратно из дворян!

  • Настолько тяжела была служба помещика-дворянина, который рисковал быть убитым в каждый день своей ратной службы. Участь же крепостного крестьянина была тяжелее, не столь почетной – но и не столь рисковой. 
Государство было высоко заинтересовано в сохранении кадров дворянского ополчения, поэтому всячески ограничивало их уход со службы. Также было запрещено похолопление служилых людей: этой мерой государство заботилось сохранить кадры военной службы.

Размер поместья был различен, но в целом придерживался рамок, созданных при формировании поместной системы на землях Новгородской республики. Тогда размеры поместья колебались от 20 до 60 обеж (О%u0301бжа – единица площади для поземельного налога в Новгородской земле в XV-XVI веках. Равнялась площади земли, которая вспахивалась с помощью одной лошади в течение одного светового дня – прим. ред.) Позднее единицей измерения стала четверть или четь, соответственно, 200-600 четвертей). Чтобы было понятно: четверть (четь) – примерно половина десятины, которая, в свою очередь, чуть больше гектара (1 десятина = 1,09 га). Таким образом, помещик-дворянин получал на руки не менее 100 гектаров сельскохозяйственной земли с прикрепленными к ней крестьянами. 

Поделиться:



Всё это и ещё многое, можно прочесть в нашей газете!



НАЗАД
Коротко о нас
ОСНОВАТЕЛЕМ НАШИМ БЫЛ СПРАВЕДЛИВЫЙ ЧЕЛОВЕК

Казачья медиа-группа, включающая в себя «Казачье Радио», газету «Казачий вестник» и телеканал «Новый канал Новороссии», была основана командиром Шестого отдельного мотострелкового Казачьего полка им. М.Платова. И имя основателю – Павел Леонидович Дремов. Основана группа была жарким военным летом 2014 года, а точнее, в августе того года, когда мы, как и весь Донбасс, жили и работали в тяжелых и опасных для жизни условиях. После трагического ухода из жизни нашего основателя в декабре 2015 года, было принято решение не закрывать группу и продолжать его правое дело. На данный момент медиа-группа находится на стадии активного развития и день ото дня, наша команда делает все, что бы увековечить память этого замечательного человека, его поступки и неоценимый вклад в создание и развитие Луганской Народной Республики.

Целью проекта является создание консолидированной медиа-структуры, осуществляющей свою деятельность во всех медиа-средах (телевидение-интернет, радио и печать) направленной на отражение событий в Новороссии, России и мире и их осмысление через призму основных идеологических и духовных установок казачества: православие, русская имперскость (в традиционном и современном разрезах), служение Родине, стремление к свободе, справедливости и братству в большом и малом. Заявленная цель обращена ко всем и каждому, кто будет участвовать в этом проекте, пользуясь известной православной формулой – «разномыслие в частностях и единомыслие в главном». Основной идейный посыл, который кратко, но емко, сформулирован в строках известной казачьей песни – «…будет Правда на земле – будет и Свобода…». Группа должна занять место посредника по линии общество-власть и обратно, участвуя в формировании общественного мнения и его консолидации, влияя, таким образом, на власть и принимаемые ею решения, составляя существенный элемент в конструкции развивающегося гражданского общества. Медиа-группа должна осуществлять свою деятельность в вышеуказанном русле, в широком дискуссионном поле, с привлечением максимального количества участников, разделяющих ее базовые принципы. Охват территории деятельности, своего рода ее эфирный «ареал обитания», ЛНР, шире – Новороссия, Россия и заинтересованные лица за их пределами. Уровень коммерциализации определяется как возможная минимизация издержек на ее создание и функционирование. Извлечение прибыли не является целью создания группы.


РЕКЛАМНАЯ СЛУЖБА:
+38 066 780 36 07


Яндекс.Метрика